+7 365 50 41 • 3 • 85

feedburner



Image 05

Нижнегорье

Еженедельное
инф-е издание.



web-камера-Нижнегорский-рынок

WEB камера

Пр-я трансляция:
Центр, рынок.



Посетители

Визиты из стран

Ср

09

ноя

2011

Загадки Нижнегорских колодцев. "Вода для жизни".

Загадки Нижнегорских колодцев. "Вода для жизни".

Большинство тайн,  загадок  и  секретов  становятся известны  случайно. Вот и об этом месте я узнала неожиданно, во время телефонного разговора о войне с одним из краеведов района, и сразу загорелась огромным желанием попасть туда и увидеть всё собственными глазами. И вот мы минуем длинные коридоры, проходим через кухню, где в это время повара достают из
печи ароматную сдобу, затем человек, у которого хранятся ключи от этого места, открывает массивную дверь, ведущую в подвал. Спустившись по крутой металлической  лестнице  ещё  советских  времён,  какими  раньше оборудовали все пожарные выходы, а затем массово срезали и сдали за копейки  скупщикам металла, мы оказываемся  в  полузаброшенном  помещении, освещаемом лишь тусклой лампочкой под потолком. Это подвал, а ведь когдато из него на специальном лифте доставляли продукты на кухню, теперь же вход, к которому подъезжала машина, заложен, а шахта лифта покрылась ржавчиной. Именно здесь, под тремя этажами Садовской школы,  находится то, что я и хотела увидеть — старинный болгарский колодец, из которого до сих пор берут воду.

 «Болгары были настоящими мастерами рыть колодцы, —  рассказывает  учитель  истории М. Е. Суднев, человек, благодаря которому я и узнала о «достопримечательности» обычного школьного подвала. — Место, где стоило искать  воду ,  в  те  времена болгары определяли  с помощью виноградной лозы. Отсюда пошло и название современного метода диагностики местности — лозоходство, только сейчас используют металлическую  рамку». Улица,  на которой находится школа, раньше была болгарской, здесь и сейчас в земле находят монеты, предметы домашней утвари, конечно, изрядно подпорченные временем, однако представляющие немалый интерес для охотников за стариной. После депортации 1944 года в Ново-Царицыно практически не осталось представителей  этой национальности, удалось спастись лишь тем, кто заключил брак со славянами и сменил фамилию. Их жилища — длинные саманные дома под черепичной крышей — со временем разрушили, а колодцы, которые были в каждом дворе, засыпали, так как на смену им пришло централизованное водоснабжение.

 Можно считать чудом, что когда тридцать лет назад сравняли с землёй три болгарских дома, а на их месте начали строить школу , колодец с чистейшей водой не засыпали, а просто накрыли бетонной плитой. Почему? Кто  его  знает,  возможно, просто поленились или посчитали, что когда-нибудь он всё-таки пригодится. Так и вышло. Пятнадцать лет назад, когда в Садовом начались перебои с водой, колодец вернули к жизни: поставили сверху мотор с трубой,  и из кранов в школе побежала живительная влага. Сегодня в селе артезианскую воду дают по два часа в день, именно её школьники используют для питья, а колодезная считается технической. Хотя учителя говорят, что чай из неё намного вкуснее. Согласно заключению анализа проб из колодца он не содержит  вредных болезнетворных  бактерий лишь жёсткость немного превышает установленные нормы. Не удержалась и я, сделала несколько глотков, вода и правда вкусная, прозрачная, но  чуть  солоноватая.  Глубина  колодца  около пятнадцати метров, выложен прочным камнем, а воды в нём столько, что когда ученики на пришкольном  участке  сажали  картошку ,  то  после полива уровень уменьшался не больше, чем на десять сантиметров.

 Садовое — одно из немногих сёл района, где сохранили  и  используют несколько десятков колодцев. Если верить старожилам, болгарских колодцев, кроме школьного, больше не осталось, а вот вырытых в 60-х годах переселенцами уйма. Мы решили осмотреть некоторые  из  них. Сергей Фёдорович Янин сам искал воду на своём участке, копал и выкладывал ракушняком, мастерил устройство, с помощью которого по сей день оцинкованным ведром достаёт с десятиметровой глубины  живительную  влагу. А  вот Катерина Игнатьевна Солопова поставила мотор, ведь в её преклонном возрасте самой поднимать воду тяжеловато. Сегодня мало кто скажет, где в селе стояла мельница, куда везли молоть муку даже из соседних районов, тем более, не знает новое поколение, что под ней был колодец, водой из которого охлаждали бензиновый двигатель, обеспечивающий работу жерновов. С годами не стало ни мельницы, ни колодца — его постигла та же участь, что и другие.

 Но если в Садовом воду можно найти уже на глубине шести метров, из-за того, что село располагается в старом русле реки Бурульча, то в селе Кукурузное ситуация абсолютно противоположная.

 Помните, из истории, раньше там были три Таймаза: русский, татарский и немецкий. Два последних исчезли с административной карты района во время войны, когда депортировали всех жителей, а потом канул в Лету , наверное, самый глубокий колодец на территории Нижнегорского, вырытый в центре немецкого Таймаза.

 «Воду из него доставали при помощи лошади, которая ходила  вокруг деревянного сруба и благодаря специальному механизму поднимала бочку — копку . Достигнув определённого уровня, она опрокидывалась в лоток, стоящий неподалёку , а тем временем другая копка зачерпывала воду на семидесятиметровой глубине. Лошадь была не простая, а специально обученная, потому что она сама останавливалась в нужный момент, затем разворачивалась и снова шла до тех пор, пока полная бочка не оказывалась на поверхности. Когда не хватало рабочей силы, и лошадь  забирали  в поле,  эту работу  выполняли люди», — делится воспоминаниями Прасковья Степановна Плеева, жительница Садового.

 Причину исчезновения колодца посреди немецкого Таймаза уже не помнит никто, возможно,  семидесятиметровая «яма»  посреди  поля, ведь от домов в скором времени не осталось и следа, представляла собой опасность для жизни селян и скота, поэтому её засыпали. Ходит легенда: с тех пор все новые вырытые колодцы в этой местности  заиливаются,  возможно,  это месть живших когда-то здесь.

 А вот детище других арийцев — братьев Дик в Изобильном — существует и по сей день. В той части села, которая ещё с давних времён называется Марьяновка, под слоем веток и досок скрыто от людских глаз водное зеркало на глубине нескольких метров. Когда-то над ним стоял массивный дубовый квадратный сруб, но время сделало своё дело… Изнутри колодец, постройки второй половины девятнадцатого века, аккуратно выложен кирпичом с Шатиловского завода с легендарной  эмблемой — буквой «Ш», и этот факт вселяет уверенность, что колодец простоит ещё не одну сотню лет, если его, конечно, не засыплют, ведь этот кирпич очень прочный, сделанный из особой смеси, состав которой до сих пор не разгадан. В те времена не было холодильников, поэтому приходилось изобретать различные  способы хранения продуктов:  солили, складывали в погреба, а вот молоко и сметану спускали в вёдрах на "кошках" и толстых конопляных канатах именно в колодец.

 Как говорит хранительница истории села Ольга Захаровна Полун: «Не было случая, чтобы ктото взял чужое без спроса». Кстати, когда у моей, ныне покойной, бабушки ломался холодильник или надолго отключали электричество, а это в девяностые годы двадцатого века было весьма распространённым явлением, она делала так же. Из-за того, что вода в изобильненском колодце была солоноватая,  в  садах  пробурили  артезианские скважины, и жидкость для питья стали брать из них — носили в вёдрах на коромысле, а воду из колодца использовали при стирке, мытье и других хозяйственных нуждах.

 Где-то, примерно в семидесятых годах, с появлением водопровода, колодец и вовсе забросили, а ведь именно в нём содержится «живая» вода. Во многих культурах колодец служил центром общественной жизни,  у  которого  собирались женщины, чтобы сообщить друг другу свежие новости. Он считался символом общности и эмоционального благополучия. Если вы верите в толкование снов, то знайте, колодец  с ведром — богатство,   переполненный — к потерям, высохший, без  воды —  тревога,  пить  воду  из  колодца — очень благополучный знак: новые знания, приобретение и другие хорошие дела, а вот колодец с мутной водой или какой-нибудь неприятной жидкостью — признак скрытого заболевания.

 В старину именно в колодцах прятали ценности. Знакомые специалисты по поиску старинных вещей говорят, что в них и сейчас можно найти немало интересного. Согласно собранным материалам, послевоенные переселенцы  в районах массовых депортаций, в том числе и в Нижнегорском, при ремонтных работах извлекали практически из каждого колодца различные предметы: вазы, ящики с посудой, серебряные подносы, кубки, то есть вещи, не подверженные разрушению во влажной среде, и которые люди в надежде, что вернутся, когда за ними пришли, опустили второпях в водную гладь. В эксплуатируемых колодцах мини-кладов, наверное, уже и вовсе не осталось, разве что за шестьдесят лет его ни разу не чистили. А вот в заброшенных хуторах колодцы, пусть даже засыпанные, представляют собой интерес, но раскапывать их сложно и опасно для жизни. На небольшой «клад» в одной из ям с водой наткнулись и мы. В Садовом, на участке с теплицами, когда хозяин приподнял шифер, защищающий от попадания в воду мусора, то в нём мы обнаружили живую курицу, которая мирно греблась в иле в поисках червяков, не обращая на нас никакого внимания. Сколько, главное, как она там прожила, осталось для всех загадкой, а чтобы спасти птицу, хозяин двора тут же вызвал специалиста, который занимается прочисткой колодцев.

 Немало «добра», а именно три «КАМАЗа» пришлось  вывезти Виктору Павливу,  чтобы  вернуть к жизни колодец в усадьбе пана Роговского в селе Цветущее. Около двух метров в диаметре и пятнадцать метров глубиной колодец расположен возле особняка, который Виктор Ярославович выкупил и теперь буквально восстанавливает из руин. А место это, действительно, известное. Здесь во время войны был полевой штаб фельдмаршала Манштейна — одного из лучших немецких военачальников времен Второй мировой войны, откуда он руководил наступлением на Керчь и Севастополь.

 Так как колодец вырыт во дворе имения, можно предположить, что воду из него брали исключительно для нужд помещика. Удивительно, как при отступлении фашисты не отравили или не заминировали колодец? Известно, что во время войны этот метод борьбы с врагом активно использовали как советские, так и немецкие воины, немало старинных источников с водой были засыпаны именно по этой причине. А ещё фашисты сбрасывали в них, как в ямы, тела убитых солдат и расстрелянных местных жителей. Такой колодец был в Нижнегорском, в Челебилере.

 В советские годы из колодца брали воду для мытья полов  в магазине,  конторе и  столовой, которые размещались в особняке помещика. Затем  каменный верх  колодца разрушили, а  яму забросали ветошью, мусором и землёй так, что над восстановлением колодца пришлось немало потрудиться. Сегодня он  снова приобрёл  свой первозданный вид и, как и сотню лет назад, приносит людям пользу , например, в прошлом году , когда в Цветущем находился детский оздоровительный  лагерь «Покров»,  дети целую  неделю пользовались колодезной водой (хотя СЭС её и считает исключительно технической) и, знаете, на
расстройство желудка никто не жаловался! Говорят, вокруг усадьбы есть ещё несколько таких же источников воды, а местные жители даже примерно могут показать их место расположения.

 В Украине более 40 тысяч колодцев. Исходя из анализов, на сегодняшний день в более чем 40 % украинских колодцев вода непригодна для питья и не соответствует элементарным санитарно-гигиеническим нормам, поэтому и отношение к ней неоднозначное, хотя наши предки пили только её и жили до ста лет. Объясняется это очень просто. Раньше поля не обрабатывали гербицидами, сады — ядохимикатами, не было такого количества сливных ям, вредные вещества из которых с дождями уходят в почву , потом просачиваются в верхние водоносные пласты, вода из которых и наполняет колодцы. Именно поэтому рыть их в городах и окрестностях не имеет никакого смысла, разве что только для красоты. Кстати, колодец — древнейший символ украинского села — нынче снова в моде, он стал неотъемлемым элементом ландшафтного дизайна. Колодцы из дерева, камня или железа, оформленные резными фигурками и античными статуями, аккуратно стоящие посреди зелёной лужайки, поражают своей красотой. Вырыть яму под такое «чудо» стоит около тысячи долларов, а его декорирование в несколько раз дороже, и люди платят, потому что это не только модно, но и очень красиво. А мы же, наоборот, засыпаем и уничтожаем то, что было создано более сотни лет назад вместо  того, чтобы  гордиться и оберегать,  как семейную реликвию.

 А знаете, где брали воду жители райцентра в пятидесятых годах прошлого века? За водой ходили именно к колодцам. Сегодня от них не осталось и следа, лишь люди старшего поколения могут показать место, где когда-то стояли деревянные колонки. Леонид Борисович Грушецкий, 1932 года рождения, всю жизнь проработал в коммунхозе, поэтому он хорошо помнит, что один колодец был прямо перед железнодорожным вокзалом, там, где сейчас площадь Победы, второй — на улице Фонтанной, за летним кинотеатром, а третий — на  заводе Первого Мая, недалеко  от второй школы. Так вот, всего три колодца поили весь посёлок, правда, он был в несколько раз меньше современного.

 «Колодцы были неглубокие, метров семь, не больше, а вода в них абсолютно не солёная», — вспоминает Л. Грушецкий. По  трубе, при нажатии рычага на колонке, голубая жидкость выходила наружу. Когда колодец пришёл в упадок, и приняли решение о его демонтаже, трубу из ямы Леонид Борисович приспособил тестю на телевизионную антенну, а бронзовый клапан до сих пор лежит в гараже: «Хотите, приезжайте, покажу».

 И это лишь малая часть колодцев, скрытых в нижнегорской  земле. Возможно,  когда-нибудь они снова будут популярны и станут приносить людям пользу , ведь новое — это хорошо забытое старое.

ИРИНА ШВАЙКО

"НИЖНЕГОРЬЕ"